Дві мови – одна нація. Два языка – одна нация. (Русская версия)

Українська версія: http://maxon.com.ua/2014/03/04/dvi-movy-odna-natsiya/.
Дві мови - одна нація. Два языка - одна нация.

Много лет я мечтал написать текст о двуязычии в Украине. Оказалась, что для этого достаточно было двух дней. И нависшей угрозы войны, настоящей и очень вероятной. Я не могу уйти в военкомат по призыву, не опубликовав это мини-эссе. Возможно, это самое важное, что я сделал в своей жизни до сегодняшнего дня. Вам потребуется минут 15 для чтения. Вначале я расскажу о личном опыте билингвизма — с родного русского я полностью перешел на украинский, но через несколько лет вернулся назад к русскому. А во второй части поделюсь идеями, как украинскому обществу достичь консенсуса по языковому вопросу. Это горячий и очень важный вопрос, потому что он тянет за собой темы идентичности украинцев, национальной идеи, независимости и соборности Украины.

МОЯ ПРЕДЫСТОРИЯ

Я — двуязычный украинец. Мой родной язык — русский. Хотя в переписи населения 2001 года я указал, что родной — украинский, так же поступила и вся моя русскоязычная родня. Родители с детства говорили со мной обычно по-русски, но поговорки, которые я от них слышал, были в основном украинские. На украинский мы частично переходили в селе у бабушки. Я ходил в украинскую школу в Киеве, где уроки велись по-украински, а на переменках дети говорили между собой исключительно по-русски. В 90-е годы украинский язык в Киеве считался признаком деревенщины. Но отец прививал нам с сестрой патриотические взгляды — в первом классе я решительно снял со школьной формы октябрятский значок с портретом Ильича, когда выслушал папин пересказ с руховского митинга о Голодоморе и коммунистическом терроре. Я помню отрывки рассказав о раскулаченном прадеде, которого со всей семьей, кроме дочки от первого брака (моей бабушки), сослали в товарном вагоне в Сибирь, отобрав землю, дом и имущество. Однажды найдя свои личные дневники детских лет, я увидел, что несколько раз пробовал переключиться в записях на украинский язык, но надолго меня не хватало.

В студенческие годы мне таки удалось осознанно перейти на украинский язык. Киево-Могилянская Академия — возрожденный украинский университет, множество украиноязычных людей, корпоративная украиноязычная культура. Но решающим фактором стал курс «Украинский язык-2», который вела Лариса Масенко, ведущий украинский филолог. Она открывала студентам не только премудрости языка, но и знакомила с неизвестными пластами украинской культуры.

В 2000-2001 годах было ощущение, что украинский язык под угрозой исчезновения. За пределами Контрактовой площади, где обитали студенты Могилянки, украинской речи в Киеве я практически не слышал. Что же я мог сделать для сохранения и передачи потомкам нашей культуры? Как минимум перейти на украинский язык лично, как это делали многие русскоязычные студенты Могилянки. Если я, молодой и модный, буду постоянно говорить на украинском языке, то внесу маленький вклад в исправление ситуации, которую показывали опросы тех лет: украинский язык в Украине считали менее престижным и ценным, чем русский.

Постепенно за месяц, начиная с общения по два часа в день, я полностью перешел на украинский язык. На много лет для меня стало правилом переключаться на русский, только разговаривая с россиянами или иностранцами, владеющими русским языком. В первые месяцы речевой аппарат быстро уставал, произношение страдало. Долго было ощущение будто я говорю, набрав в рот камней. Я сразу ощутил, как мне не хватает словарного запаса. Стал покупать и читать современную украинскую художественную литературу. Учебники «Як ми говоримо» Бориса Антоненко-Давидовича и «Пошук українського слова» Святослава Караванского стали моими любимыми книгами. Начал собирать украинские словари.

В начале 2000-х я иногда сталкивался с презрительными взглядами и передразниваниями, когда говорил по-украински в транспорте или на улицах Киева. Я пропускал мимо ушей… Вопиющий случай языковой дискриминации случился со мной в одном из самых любимых городов Европы — в Риге, в Латвии. В кулуарах международной конференции для блогеров, где рабочими языками были русский и английский, я попросил парня отойти, чтобы посмотреть расписание докладов. Я обратился к нему со спины по-русски. Он весь напрягся и ответил по-латышски. Не зная языка, я понял его слова: «Я тебя не понимаю. Говори со мной по-латышски». Он тяжело дышал и на шее выступили красные пятна, я так и не увидел его лица, но всем своим видом он кричал: «Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ! Потому что ты говоришь по-русски». Девушка рядом стала шикать на него: как ты смеешь, нельзя так говорить, это ужасно некультурно, и извиняющимся взглядом смотрела на меня. Она тоже говорила по-латышски, но я все понимал.

Я был очень обижен такой несправедливостью. Я хотел воскликнуть: «Эй, я же свой. Я тоже не люблю этих русских с их русским языком. В Украине мы тоже от них натерпелись. Мы с тобой заодно!» Но я ничего не мог произнести от обиды. Я быстро пришел в себя тогда, хотя и не забыл происшествие… А расплакался я через несколько лет, когда рассказывал об этом случае на сессии психологического коучинга. Я почувствовал сильную боль и обиду. Но не свою собственную, а миллионов людей, которых люто ненавидят только за то, что у них не такой цвет кожи, они говорят на не таком языке, они «неправильной» национальности. Никто из нас не выбирает, где и кем родиться. Мы обретаем от рождения и национальность, и цвет кожи, и родной язык. Те, кто ненавидят нас за это, ненавидят само наше существование. Авансом. За то, что мы просто есть. Это несправедливо и обидно…

Я приложил много усилий для овладения украинским языком и значительно преуспел в этом. Мои статьи на украинском стали такими же сочными, как русские. Публичные выступления по-украински стали даваться даже лучше, чем по-русски. Но все равно я не смог впитать в себя украинский язык так же глубоко, как родной русский. Были моменты, когда я думал по-украински, но обычно мысли возникали по-русски, и я их переводил. Из-за этого я стал молчаливее и разговаривал замедленно. В кругу друзей, когда разговор струился спонтанно, в уме загоралась шутка, но по-русски. Я силился ее перевести, но не мог быстро подобрать аналог. Несколько секунд и момент пропущен, я молчу дальше.

Однажды я осознал, что для меня важнее максимально четко выражать свои мысли и быть самим собой, чем продолжать роль хранителя и распространителя украинского языка. Даже языком, которым я владею в совершенстве, непросто передать образы и идеи, возникающие в голове. Я решил перейти назад на русский. Кроме того, я больше не чувствовал, что украинскому языку грозит исчезновение, потому что вокруг появилось много украиноязычных людей и культурного контента на украинском языке. В преимущественно русскоязычном Киеве украинский язык стали ценить и уважать, а также считать более важным, чем русский, потому что это атрибут украинского государства.

В мае 2008 года в один момент я перешел на русский язык. После примерно 7 лет исключительно украинской речи. Был некоторый период обратной адаптации, когда я говорил с украинским акцентом, на письме частил украинизмами. Но в итоге я стал более разговорчивым, веселым и живым, потому что мне больше не приходилось тратить ментальную энергию на внутренний перевод. Я избавился от ощущения раздвоения личности и стал ближе к самому себе. За эти годы я очень хорошо освоил украинский язык и считаю себя билингвом. С украиноязычными людьми я сразу перехожу на украинский язык, мне легко и приятно говорить по-украински. Без труда пишу статьи и читаю лекции по-украински, хотя по умолчанию предпочитаю писать и публично выступать по-русски.

Благодаря своему опыту я понимаю, что перейти на другой язык, отказавшись от родного, чрезвычайно сложно. Должна быть очень сильная мотивация, чтобы достичь успеха. Я решил прекратить этот путь, для кого-то будет важным пройти его полностью. Но я точно знаю, что если кто-нибудь, когда-нибудь станет заставлять меня принять другой язык в качестве родного, без моего желания и согласия, то я возненавижу эту силу всем сердцем и буду бороться против нее до последнего вздоха. Ибо я не смирюсь с надругательством над своей свободой.

Когда искореняли украинский язык, это были ужасные страдания людей, которых заставляли отказаться от своей идентичности, не позволяли быть свободными личностями. Но когда сегодня кто-то заявляет о том, что вся Украина должна говорить по-украински, то он должен понимать, что такие же страшные муки он обещает и готовит для тех, кто говорит по-русски.

Я вижу ситуацию двуязычия в Украине с двух сторон — с позиции украинского и русского языка. И хочу высказать мысли о том, как украинскому обществу решить языковой вопрос, чтобы украиноязычные и русскоязычные украинцы жили в мире и вместе строили процветающую страну. Говоря «украинцы», я в первую очередь подразумеваю граждан Украины, представителей политической нации, различных по этническому происхождению.

ДВІ МОВИ. ДВА ЯЗЫКА.

Украинская нация разговаривает на двух языках — на украинском и русском. Русский язык не является языком «национального меньшинства» или «русской диаспоры». Русский язык — родной для множества этнических украинцев и представителей других народов, живущих в Украине. Родной — значит, выученный первым в раннем детстве, основной для личного общения и внутреннего диалога.

Большинство украинцев — билингвы, владеют и украинским, и русским языком, но зачастую в разной степени совершенства, и один из языков обычно является основным для человека. Большинство украинцев являются монокультурными людьми — живут в контексте украинской двуязычной культуры, не вовлекаясь глубоко в русскую национальную культуру. Таковы реалии постколониального государства, нравятся они кому-то или нет. Языки империй выходят за пределы национальных метрополий и становятся достоянием народов бывших колоний и доминионов.

В Конституции Украины определен статус украинского языка как государственного. Но в законах не признается статус русского языка в той степени, которая соответствует его распространению в Украине. Это создает предпосылки для ситуации, когда русскоязычные украинцы чувствуют себя неполноценными, второстепенными гражданами страны. Это приводит к антагонизму украиноязычных и русскоязычных граждан, к случаям дискриминации на языковой почве, когда украинцы терпят унижения и оскорбления из-за того, что говорят на украинском или русском языке. Такие случаи единичны, но каждый подобный случай, становясь достоянием общественности, оскорбляет всех носителей украинского или русского языка.

Крайние точки проявления антагонизма между украиноязычными и русскоязычными украинцами следующие. Рьяные украиноязычные украинцы хотят «отвоевать» языковое пространство, чтобы в ближайшем будущем все украинцы разговаривали по-украински. Иногда употребляют термин «Реконкиста» и считают, что это будет восстановлением «исторической справедливости» и проявлением почтения к «титульной нации». Принципиальные русскоязычные украинцы не хотят изучать и даже слышать украинский язык, высказывают к нему презрение и отторгают всё украинское, иногда даже желают исчезновения Украины как отдельного государства. Сторонники данных взглядов не учитывают мнение и чувства «противоположной» стороны процесса, а также не склонны критически оценивать собственную позицию и интересоваться взглядами оппонентов.

Для преодоления разрыва между враждебно настроенными украинозычными и русскоязычными гражданами необходимо вести диалог между разными частями нашего общества для взаимного понимания и признания права на другую позицию и взгляды. На законодательном или конституционном уровне закрепить особый статус русского языка, гарантировать возможности для полноценного использования русского языка в различных сферах. А также обеспечить возможности и стимулы для изучения украинского языка всеми гражданами Украины, обеспечить ресурсы для развития украинского языка.

Украинский язык — культурное наследие украинского народа, наш вклад в мировую культуру. Мы все, украиноязычные и русскоязычные украинцы, несем ответственность за украинский язык. Мы все должны уважать украинский язык и способствовать его развитию. Мы все должны изучать и знать украинский язык, в той или иной степени. Со сворачиванием или исчезновением украинского языка умолкнет наша культура, украинская национальная идентичность значительно обеднеет. Нет другой страны, кроме Украины, где может развиваться украинский язык. Здесь стоит отметить, что вся украинская нация также несет ответственность за развитие крымско-татарского языка и культуры, потому что у крымских татар нет другой страны, кроме Украины. Но мы не несем такой ответственности за русский язык, потому что русский народ является главным хранителем русского языка и культуры.

Перед украинским обществом стоит множество задач, которые необходимо выполнить для развития украинского языка: создание терминологии в профессиональных сферах, перевод мировой литературы, обновление правописания, создание стандартизированных тестов на знание украинского языка, создание двунаправленных словарей различных языков и расширение словарей украинского языка, создание центров по изучению украинского языка иностранцами и русскоязычными украинцами, создание учебников украинского языка для носителей разных языков, создание украинских культурных центров в Украине и за границей и т.д. Выполнение задач возможно при консолидированной позиции украиноязычных и русскоязычных граждан, признающих огромную важность развития украинского языка и выделения государственных и частных ресурсов для этих целей.

Часть украиноязычных украинцев воспринимают как аксиому то, что русский язык вытеснит украинский, если оба языка получат признание как равные на государственном и/или общественном уровне. Вытеснение украинского языка было возможным, когда осуществлялась имперская политика ассимиляции и искоренения украинской культуры. Но даже в таких тяжелых условиях украинский язык продолжал развитие. При поддержке государства и при консенсусе в обществе о том, что жизненно важно поддерживать украинский язык и культуру, украинский будет развиваться ускоренными темпами, сбросив груз внутриукраинского противостояния и саботажа. При достаточной воле общества мы сможем противостоять и влиянию империалистических сил России, заинтересованных в насаждении постсоветской «шансон-культуры». Пора поверить в витальность и силу украинского языка, и приумножить его энергию собственным словом и делом.

Процент украиноязычных граждан будет постепенно увеличиваться благодаря развитию и поддержке «здорового» патриотизма в Украине. Билингвы будут осознанно обучать своих детей в первую очередь украинскому языку. И для следующего поколения в таких семьях украинский станет родным. Это будет медленный процесс длинною в несколько поколений. Однако он будет протекать естественно, без принуждения, дискриминации и конфронтации. При этом русский язык не исчезнет из Украины полностью.

На сегодняшний день культура Украины двуязычная. Наши писатели пишут книги на обоих языках, певцы сочиняют песни на обоих языках, немногочисленные фильмы снимаются на обоих языках. Например, Андрей Курков пишет по-русски, но от этого он не перестает быть украинским писателем. Когда мы смотрим только на украиноязычную культуру Украины, то видим отдельные острова или даже разрозненные «гетто». Прообраз единого культурного пространства возникает только в том случае, когда мы рассматриваем и украиноязычную, и русскоязычную составляющие как единую двуязычную украинскую культуру.

Настало время украинцам осознать и заявить свои права на наследие русской культуры. Примерно триста лет Украина была в составе Российской империи. Огромное количество талантливых украинцев приложили свою руку к становлению русской культуры и языка. Например, Николай Гоголь и Михаил Булгаков писали свои произведения по-русски, но сформировались как личности в Украине, черпали из пластов украинской культуры и действительности. Мы можем сказать, что Гоголь и Булгаков — это украинские русскоязычные писатели. Мы продолжаем влиять на русскую культуру своей русскоязычной составляющей нашей украинской культуры.

Для полноценного общения между украиноязычными и русскоязычными украинцами нам всем необходимо изучать не только украинский язык, но и русский. Каждому необходимо владеть родным языком в совершенстве, а вторым в достаточной степени, чтобы общаться устно и письменно между собой. Например, в Киеве сейчас многие дети не изучают русский язык в школах, но при этом являются русскоговорящими. В итоге они владеют устной русской речью, но совершенно не умеют грамотно писать по-русски. Для различных регионов Украины уместна различная степень изучения русского языка. Например, в школах Львова может быть достаточно одного урока русского языка в неделю, чтобы выпускник школы мог грамотно написать письмо по-русски своему русскоязычному клиенту или бизнес-партнеру. А в донецких школах нужно больше уроков русского, потому что для большинства учеников русский язык является родным, которым необходимо владеть в совершенстве, чтобы полностью раскрыть свой интеллектуальный потенциал. Решающим должно быть слово местных общин.

Для изучения русского языка в школах нам нужны собственные украинские учебники, где на картинках будут Котигорошко и запорожские козаки. Мы не можем пользоваться учебниками русского языка, созданными в России, потому что в них заложен русский культурный код с Иваном-Царевичем и Василисой Прекрасной. (По тем же причинам не может быть «синхронизации» учебников истории между разными странами). Украинский вариант русского языка пока отличается только произношением на уровне диалекта — русские и русскоязычные украинцы зачастую могут определить друг друга по выговору. Но со временем может возникнуть все больше различий типа «в/на Украине», которые потребуется выделить в свод правил с отличиями между украинским и российским вариантами русского языка.

Примером языковой толерантности может служить Финляндия, которая когда-то была частью Шведского государства. Сейчас шведский язык является родным только для 5,5% граждан Финляндии. Но шведский и финский являются государственными языками страны, оба языка изучаются в школе, чиновники должны знать оба языка, названия улиц в Хельсинки написаны на двух языках и иногда это два идентичных слова.

Мы, украинцы, являемся двуязычной нацией. В этой ситуации можно найти негативные и позитивные стороны. Но точно негативным будет форсированный процесс перехода к одноязычному состоянию. Российской империи не удалось искоренить украинский язык в Украине. Если мы попробуем искоренить русский язык, то затея вряд ли увенчается успехом и приведет к национальной катастрофе. Поэтому нам стоит признать и принять наше двуязычие. Мышление 19-20-го века подстрекает к реваншу и «обратной ассимиляции», но мышление 21-го века подсказывает, что надо быть открытым к новым и нестандартным решениям. Нам стоит ценить позитивные стороны билингвизма: у детей-билингвов в раннем возрасте быстрее протекает умственное развитие; мы смотрим на мир через призму двух языковых систем; нам легче изучать иностранные языки, особенно славянские; мы можем сравнительно легко развивать бизнес в России, где есть огромный рынок для наших товаров и услуг, включая интеллектуальные и культурные продукты.

Как достичь гармонии между украиноязычными и русскоязычными украинцами, особенно между теми, кто занимает полярные позиции? Нам необходимо общественное обсуждение и диалог между представителями полярных групп. Мы плохо знаем себя как сообщество и не задумываемся, что думают и чувствую люди с противоположными взглядами. Почувствовать эмоции друг друга, возможно, даже более важно, чем выслушать рациональные аргументы. Услышать боль человека, которого отвергли или даже унижали за то, что он говорит на украинском или русском языке. Чтобы никогда самому умышленно или случайно не относиться предвзято к человеку, который говорит на другом языке. Мы должны отказаться от использования языков в качестве системы определения «свой/чужой». Мы все свои, мы все граждане Украины.

После урегулирования Крымского кризиса (пишу 02-04 марта 2014), который дай Бог не перерастет в полномасштабную войну, проведения президентских и парламентских постреволюционных выборов мы можем провести широкое общественное обсуждение, которое позволит сделать шаг навстречу друг другу. Существует множество методик для обсуждения спорных тем и поиска новых идей: открытые форумы, «мировое кафе», групповые процессы, публичные диалоги, дебаты, конференции, лекции, брейнштормы. Революция научила нас самоорганизации — каждый из нас может провести обсуждение языкового вопроса в своем городе или в своей компании. После года обсуждений по всей стране можно доверить решение вопроса народу — провести национальный референдум о предоставлении русскому языку статуса второго государственного, предварительно приняв новый закон о референдуме. Четко сформулировать вопрос и объяснить, какие последствия повлечет ответ «да» или «нет». Пора доверять самим себе в решении ответственных вопросов национального значения.

Процентное соотношение ответов по областям подскажет, в какой мере каждому региону необходимо внедрение русского языка и его изучение в школах. Даже если народ скажет «Нет», русскому языку необходимо предоставить особый статус на законодательном уровне. Если ответ будет «Да», то нужно предоставить русскому статус «второго официального» языка в Конституции. Мы несем коллективную ответственность за развитие украинского языка и культуры, никто кроме Украины не позаботится об украинском языке, поэтому украинский должен всегда оставаться «первым официальным» языком.

Обеспечив право каждого украинца говорить и получать информацию на языке, который мы сами выбираем, мы реализуем в жизни одну из базовых ценностей украинцев — свободу. Свободу, за которую люди боролись и умирали во время Украинской революции. Свобода возможна, когда каждый решает за себя и действует по принципу: «Я хочу говорить на украинском/русском языке». Если мы навязываем другим свою волю и утверждаем: «Я хочу, чтобы ТЫ говорил на украинском/русском языке», то мы исповедуем принцип тирании.

Украина – двуязычная страна. И если мы хотим жить в единой и неделимой стране, то нам нужно признавать и уважать право каждого украинца говорить и получать информацию на украинском, русском или любом другом языке.

Дві мови – одна нація! Два языка – одна нация!

===
Этот текст распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NoDerivatives 4.0 International. Вы можете свободно копировать и распространять текст, не внося изменения и указывая авторство и ссылку на первоисточник: http://maxon.com.ua/2014/03/04/dva-yazyka-odna-natsiya/.

Иллюстрация: Геннадий Осипенко. Использван шрифт Андрея Константинова. Распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NoDerivatives 4.0 International.

11 Comments

  1. Ленин и в России уже давно не на почетной доске, давайте перестанем говорить что Россия =СССР

  2. Сильная идея и сложный проект. Но самое интересное в нем то, что его свойством, быть может, попутным достижением, является превращение слабой стороны в сильную. Превращение яблока раздора двуязычности Украинцев в предмет гордости. Живя во Франции, я вижу насколько по-доброму, завидуют в би- (даже три-) лингве французы тем-же швейцарцам, для которых языковые границы стерты.

  3. Спасибо большое за статью.Я выросла в Кировограде,из 32 школ только 2 были украинскими и не престижными.Как Вы правильно заметили,в то время говорить на украинском было признаком деревенщины.
    Проблема языка для меня стала только тогда,когда я уехала из страны.Потому что для иностранцев ты «русский,если говоришь по русски».И все!Через некоторое время,устав объяснять,я просто стала говорить что я украинка и говорю по украински.Не смотря на то,что в быту я говорю по русски.
    Но национальное самозознание пришло ко мне именно тогда,когда я стала жить не в Украине.Потому что,не смотря на то,что мы говорим по русски,по менталитету мы ДРУГИЕ.Мне пришлось общаться с русскими из глубинки России,и только тогда я поняла как они отличаются от наших русскоговорящих украинцев.
    А когда на Украину пришла беда — вот тогда я и поняла что патриотизм,национальность это не пустые слова.Это сидит глубоко внутри тебя.И пока все хорошо ты этого не замечаешь.А когда на твою земли пришла другая нация и хочет перекроить границы -все твое существо,русскоговорящее,выворачиватся наизнанку .Наверное чуство родной земли -генетическое.Границы твоей исторической Родины в сознании неделимы.
    Мне больно от того,что язык,вместо средства коммуникации стал яблоком раздора.
    Исторически так сложилось,что русский язык пустил корни на Украине.Это было и средство самомохранения,наверно.Когда вовсю расцветал геноцид многострадального украинского народа.Но кто же мог подумать,что это ловушка?Что из средства выживания язык снова станет оружием против Украины.
    Вся нынешняя ситуация -как страшный кошмарный сон.Я мирный человек.Но во мне вспыхивает ненависть к русским,как у того Латыша.И я молюсь,хотя никогда не была глубоко верующим человеком,чтобы сердце мое не озлобилось,ненависть не пустила корни,и нести в мир свет и любовь.Меня переклинивает,когда русские,с которыми до украинской оккупации приятельски общалась,вдруг показывыют свое истинное лицо -«а какая разница кем быть русским или украинцем,ведь страны Украины почти никогда не было».Но почему то начинают возмущаться,когда я предлагаю «раз нет разницы» начинать им считать себя украинцами.Рвуться социальные многолетние связи.
    Я верю что разум победит.Я верю что мы справимся с проблемой двуязычия.
    И спасибо огромное,еще раз за статью.

  4. Очень хорошо и правильно написано. По-доброму. У меня та же ситуация. Поддерживаю автора!

  5. Сьогодні, як і завжди перед виборами , знов дуже гостро стоять мовні питання. Хочу висловити власну думку
    По-перше, я мешканка російськомовного регіону, моя рідна мова – російська, тому я , звичайно, не претендую на роль експерта. Але, як і кожного громадянина, мене турбують питання державної мови, особливо її розвиток у східних регіонах країни, тому висловлю свою думку з точки зору пересічної мешканки Луганщини.
    Зараз дуже часто критикують Схід та Південь за те, що в цьому регіоні погано вивчається українська мова у школах. Але ЗНО показує іншу картину. Результати такі самі, як і в більшості районів середньої України. А ось найгірші показники у Чернівецькій та Закарпатській областях, А таких поганих показників, як у Береговському районі немає в жодному районі Донбасу.
    Розглянемо результати Всеукраїнського конкурсу знавців мови та літератури ім.. Т.Г. Шевченко. Із 281 переможця серед учнів 5 – 11 класі – 111 з південних та східних областей , тобто якщо полічити у процентному відношенні по областях це складає %. Схожий результат і у конкурсі мовознавців ім.. Петра Яцика. Як бачимо, результати суперечать загальному уявленню про стан української мови в російськомовних регіонах.
    По-друге, хто повинен пропагував українську мову на Сході та Півдні? Насамперед, це СМІ. Але звернемося до мови дикторів, телеведучіх. У кожного каналу своя мова. Наприклад, канали СТБ, 5-й канал, деякі представники каналів 1+1 та 2+2 орієнтуються на скрипниківський (Харківський) правопис 1928 року. Тому з екранів ми чуємо не «ефір», а «етер», не «класичний», а «клясичний», не «Європа», а «Европа», не « соціальний», а «соціальний» та ін., іншомовні слова авто, метро відмінюються, що проти лежить правилам. Про наголос зайве й говорити. Як десять років тому Віктор Ющенко ввів у календар новий місяць листОпад, так за ним і повторюють на цих каналах. Ось тільки декілька прикладів із однієї програми новин: прОрив труби, провЕло засідання, стАра символіка, інвесторИ не провЕли, судОвого процесу та ін..
    Деякі політики вважають, що майже всі проблеми України пов’язані з тим, що багато людей спілкується російською мовою і недарма однією із перших постанов нової влади була постанова про анулювання мовного закону. Може вони є взірцем мовної грамотності? Про мову Турчинова марно казати. Крім постійного невірного наголосу (прОшу, засІдання, в аеропОртах, довЕсти, привЕзли, кОрисної…), його мова повна русизмів (зарубіжний досвід, відмінили статтю, слідувати закону,добрі відносини, не дивлячись на особи, приймати міри…). Найбільше, з моєї точки зору, опікується мовними проблемами партія «Свобода». Може її голова розмовляє без помилок? На жаль, це не так. Олег Тягнибок, як і майже всі політики, не звертає увагу на наголос («Я хочу ПРИвЕсти приклад, «Пропоную пЕрелік законів), уживає у своїх виступах явні русизми ( приклад можна тільки навести, питання не слідуючи, а наступні і країну треба не «спасати», а рятувати…). То може хоч така одіозна у політиці фігура, як Ірина Форіон не робить помилок у своїх виступах? На жаль, це не так. Не беру до уваги наголос, який протиречить нормам українського правопису. А ось слова «співання» та «танцьовання» я не знайшла навіть у словниках діалектів, та й стоїть пам’ятник Шевченку, а не Шевченкові. У своїх виступах Ірина Дмитрівна неодноразово підкреслювала, що за русизми у мові дітей треба карати, а російськомовних українців уважає дегенератами, які не спроможні зрозуміти красу української мови. Може слід почати з себе та своїх однопартійців. Не можна зробити щось прекрасне, користуючись ненавистю, не можна насильно заставити любити українську мову. Для цього потрібна довга і робота. І наприкінці хочу звернутися до думки великого українського церковного і громадського діяча, мовознавця, історика церкви, який ще у минулому столітті писав: «Нехай буде поганий правопис, але єдиний для цілої країни». Сподіваюсь, створення такого правопису нарешті об’єднає нашу країну.

  6. 1627 – указ царя Алексея Михайловича, собрать все книги на украинском языке в церквях и сжечь.
    1690 – указ московского патриарха Иокима о запрете украинской письменности.
    1709 – указ Петра I о запрете печати книг на украинском языке.
    1748 – указ Синода о запрете преподавания в школах на украинском языке. Закрыто 866 школ.
    1763 – указ Екатерины II о запрете преподавать на украинском языке в Киево-Могилянской академии.
    1863 – Валуевский циркуляр: «Украинского языка нети не было, а кто этого не признает – враг России».
    1876 – Емский указ, о запрете театральных выступлений и ввоза книг на украинском языке.
    1888 – указ Александра III про запрет использования украинского языка в государственных учреждениях и крещении детей украинскими именами.
    1914 – указ Николая I про запрет украинской прессы.
    1938 – указ наркомов об обязательном изучении в украинских школах русского языка.
    1958 – постановление пленума ЦК о переходе всех украинских школ на русский язык обучения.

    Теперь ответьте: какой язык притесняют?

    В зоне АТО воюют более 60% русскоговорящих украинцев (с нашей стороны). В северных, восточных, южных областях страны большинство русскоговорящих (особенно в городах). Никаких конфликтов нет, не было и не должно быть, если люди будут общаться на двух — трёх языках между собой — беседовать, писать письма, смс-ки… . Полагаю, что и иски в суд, запросы в органы власти, прочую официальную документацию можно подавать на двух языках — все поймут, так же, как и поймут ответы на двух (укр., и рос.) языках. Русский язык — это не язык врага, а язык переданный многим с молоком матери, с наставлениями преподавателей ВУЗов, язык общения в той социальной среде, где он был основным. Недопустимо проявлять ненависть к согражданам страны, которые разговаривают не на твоём привычном языке общения. Мы живём в одной стране, 50/50 разговариваем на двух языках, понимаем друг друга — что ещё нужно? Воевать друг с другом? За что? Это не причина раздора и негатива. Лучше обняться всем вместе и подумать о других, более важных проблемах. Предлагаю лозунг: ЯЗЫКОВАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ — МОВНА ТОЛЕРАНТНІСТЬ… .

    1. Вы в датах вообще разбираетесь ? )) Возьмите справочник и не несите бред )

  7. Как бы поговорили, и законы вроде бы приняли, но вопрос стоит не в признании русского языка в Украине, а русской культуры (потому что через язык приходит и культура), которую ненавидят часть жителей Украины, особенно западная часть.

  8. «Например, в школах Львова может быть достаточно одного урока русского языка в неделю, чтобы выпускник школы мог грамотно написать письмо по-русски своему русскоязычному клиенту или бизнес-партнеру. А в донецких школах нужно больше уроков русского, потому что для большинства учеников русский язык является родным, которым необходимо владеть в совершенстве…» — а чому тільки «рузкаїзичному клієнту»? може хай цей «клієнт» просто вивчить державну мову, для того вона й існує в розвинутих країнах, щоб у Франції місцеві трудові мігранти, хоч би португалець і поляк, чи румун та іспанець могли спілкуватися між собою французькою, і те саме в Італії, Німеччині… Чому я на своїй українській землі маю писати бізнес-листи окупантам їхньою мовою, а вони якраз розпилюють донецькі заводи на брухт а решту вивозять в Московію? От і догралися з «рузкаїзичним Дамбасам», догралися з Кримом… Тут як між арабами і євреями: або русня знищить, витіснить, асимілює нас, або ми зруйнуємо Рашку раз і на завжди, разом з усім цивілізованим світом. Не існує «російськомовних українців», так само як немає «німецькомовних чехів», чи «туркомовних греків», не кажучи вже про «арабомовних євреїв» чи «івритних арабів»! А сама московська мова має в Україні лише один статус — зайва! всі хто не згодні воюйте за ЛДНР, вам ніхто не забороняє!

Хотите об этом поговорить?