Париж, где не был никогда

Париж, где не был никогда

Почему мы сочувствуем одним странам больше, чем другим

Я чувствую горечь от того, что более сотни людей погибли в Париже. Они больше не смогут радоваться жизни, обнять детей и родителей, выпить чашку кофе с круассаном утром, пройтись по улицам этого прекрасного города.

Я чувствую, что мой мир стал беднее. Я никогда не был в Париже, но хорошо представляю себе город. Я видел его бесчисленное количество раз на фотографиях и в фильмах. Я люблю французский кинематограф и актеров. Я знаю историю Франции, читал много книг французских писателей. Мне нравится французская кухня и сыры. Две недели назад я познакомился с путешественником, рожденным в Париже. Французская культура мне хорошо знакома. Я очень живо могу вообразить парижан и туристов, погибших в терактах.

Французская культура хорошо знакома нам в Украине, и каждый из нас может почувствовать горечь утраты. Мы хорошо понимаем и представляем парижан. Чувствуем шок и горе людей, потерявших близких. Осознаем, каково горожанам, чей город изувечен и осквернен. Мы соболезнуем не только парижанам и французам, но и себе, потому что стало меньше людей, создающих и развивающих французскую культуру, которую мы любим и ценим. Франция и Париж не будут прежними.

Мой разум говорит, что жизнь человека одинаково бесценна в Париже, Бейруте или Санкт-Петербурге. Но эмоции я испытывал разные, когда узнал об атаках во Франции и Ливане. Я очень мало знаю о Ливане, плохо представляю, что заботит жителей Бейрута и чем они живут. Я не чувствую прикосновения ливанской культуры к моей жизни. Их трагедия позавчера взволновала меня меньше. И у меня есть повод для внутренней работы, «дрова, которым нужно перегореть» — я не чувствовал сострадания, когда разбился российский самолет. Из-за войны и истории. Знакомство с культурой народа и ее субъективное восприятие влияют на то, как близко к сердцу мы принимаем трагедию в другой стране. Это стоит понимать нам украинцам, когда взываем о поддержке к другим странам в сложные для нас минуты.

Как не утонуть в эмоциях

Если теракты в Париже сильно зацепили вас эмоционально, то вряд ли вы сможете провести сегодня обычный день, как планировали. Возможно, не стоит сильно сопротивляться и заставлять себя. Уделите внимание своим эмоциям. Не сжигайте время и энергию в бесплодных и вредных действиях: сейчас большой соблазн непрерывно читать сводки и смотреть видео с места событий; заняться геополитическим анализом; тыкать пальцем в виноватых и навешивать ярлыки; указывать другим, что они должны делать или не делать. Это ничего не изменит ни для вас, ни для французов, ни для близких погибших.

Направьте свою энергию на действия, которые могут кому-то помочь. Подумайте о погибших. Подумайте о тех, кто погиб от взрывов в Бейруте и в самолете на Синайском полуострове. Подумайте об отце и сыне, взорвавшихся вчера на фугасе в Марьинке. О других терактах. О людях, которые устраивают теракты. Прислушайтесь к своим эмоциям и мыслям. Порассуждайте, почему вы по-разному относитесь к трагедиям французов, ливанцев, русских, украинцев. Что заставляет людей совершать теракты. Меньше ненависти и больше солидарности в наших сердцах помогут всему миру.

Сделайте что-то для французов, не впадая в слактивизм (если вы поменяете аватарку, то никому не поможете, но вхолостую потратите эмоциональный заряд). Напишите письмо соболезнования и поддержки знакомым во Франции, в Facebook и LinkedIn скорее всего у вас найдется кто-то оттуда. Запланируйте следующий заграничный отпуск в Париже. В конце концов купите французский сыр и вино и распейте с мыслями о Франции, ее культуре и людях.

Самое большее, что мы можем сделать для погибших – жить. Жить в полную силу, смело, превозмогая свои страхи, даря любовь и заботу окружающим, не откладывая важные слова и поступки на потом. В любой момент может оказаться, что «потом» больше не будет в нашей жизни или в жизни тех, кого мы не успели обнять и обласкать добрым словом.

Фото: Pranav Babu.